Открывая дверь в кабинет психолога: несколько слов о моей профессии и процессе психологического консультирования.

Я пишу эту небольшую заметку для тех, кто собирается обратиться за психологической помощью. С миром психологии меня связывает не только профессия практикующего психолога, но и собственный клиентский опыт. Впервые я обратилась к коллегам, будучи студенткой. Меня привела к этому душевная травма и нежелание загонять боль вовнутрь. Затем, уже став специалистом и ведя собственных клиентов, я продолжала терапию. Считала (и считаю), что психотерапия для психологов необходима. Ведь основной инструмент, который мы используем в работе, – это наша собственная душа, и нам нужно поддерживать ее в здоровом состоянии не только для того, чтобы самим хорошо жилось, но для того, что бы эффективно и экологично работать с другими. Так что у меня в багаже более пятнадцати лет личной психотерапии и психоанализа, и в кабинет психолога я входила и как клиент, и как терапевт. Я знаю не понаслышке об ожиданиях и переживаниях человека, открывающего эту дверь.

Почему человек приходит к психологу?
Чаще – потому что ему плохо, и он не знает, как сделать, чтобы было хорошо. А иногда – потому что так, как живется, вроде бы и не плохо, но хочется чего-то иного.

Зачем человек приходит к психологу?
Что же он не может решить свои вопросы сам? Может. Но иногда, что бы двигаться дальше, нам нужен Другой – наблюдатель, объективный свидетель, проводник, владеющий инструментами психологической помощи.

Что происходит на психологической консультации?
Конечно, здесь не дают «таблеток счастья», вызывающих мгновенное облегчение. Здесь не принимают решения за человека, как ему теперь жить. Но здесь происходит встреча двух живых людей, открытых и честных. Здесь происходит работа – как со стороны психолога, так и со стороны клиента – сложная, болезненная, исцеляющая и радостная.

Как выбрать своего психолога? Обычно мы обращаем внимание на его приверженность к той или иной психологической концепции, на количество дипломов и сертификатов, стаж практики, обилие позитивных отзывов клиентов. Все это важно – и да, и нет. Если бы мы выбирали юриста или врача, например, то таких критериев было бы достаточно. Но психолог работает с душой, и мы выбираем не только профессионала, но и человека – носителя определённой идеологии и культуры. Психологию иногда называют прикладной философией и даже практическим богословием. И я, как психолог, в процессе консультирования волей неволей буду передавать вам свое мировоззрение. Мое мировоззрение сформировалось не только психологической концепцией, к которой я принадлежу, но и всем опытом моей жизни. Поэтому в поисках психолога, мы часто руководствуемся человеческой симпатией, выбираем в первую очередь «своего», доверяя резонансу, который привел нас друг к другу.

Часто психолог может быть хорошим проводником для нас настолько, насколько он сам освоил территорию собственной души. В определенном смысле он исцеляет нас своею болью – ее прожитостью, проработанностью и принятием. И порой в психотерапии возникают моменты, когда мы вместе с клиентом переживаем общий процесс и рука об руку идем к целостности. Кто же кого исцеляет в этом процессе? Я – моего клиента, а мой клиент – меня. Разница межу нами в том, что у меня есть соответствующие инструменты. Я, обладая знаниями и опытом психотерапии, более осознана в этом движении, умею замечать, что «пошло не так» и работать с этим.
Обычно наша встреча выглядит, как беседа. Но в отличии от обычной дружеской беседы, я поддерживаю чистый контакт с клиентом и контакт клиента с самим собой, обращаю внимание на все чувства, оценки, проекции, мысли, возникающие в процессе психотерапии. Наше общение с клиентом моделирует его общение с миром, осознаем мы это или нет. И в кабинете психолога, словно в лабораторном пространстве, будут проявляться те ситуации, которые у него возникают в жизни. Научившись справляться с ними здесь, клиент переносит этот опыт в свою реальную жизнь. Поэтому наше общение – как модель отношения клиента с миром – я держу в фокусе внимания. И в этом смысле я не тот человек, который решает, что происходит в кабинете, – я следую за нашим общим процессом. Я готова принимать моего клиента и быть на его стороне. Чтобы не происходило, я сохраню по отношению к нему безоценочность.

Я поддерживаю такой уровень переживания клиентом его боли, чтобы он мог жить своей обычной жизнью и одновременно следовать к ее изменению. И конечно, я не вмешиваюсь в жизнь клиента, не навязываю ему «правильные» решения. Во-первых, потому что он взрослый (даже если сейчас он таковым себя не чувствует), а я не тот, кто отвечает за его жизнь, и вообще ничем не лучше и не мудрее его. Во-вторых, я просто не знаю, как «правильно» для него. Потому что все психологические законы, которым нас учат в вузе, в контакте с живым человеком могут работать не так или не работать вовсе. И я отношусь с глубоким уважением к тому живому, спонтанному, мудрому существу, находящемуся внутри каждого из нас.

Еще я считаю моего клиента полноценным. С какой бы тяжелой травмой он не пришел, он справляется с ней, как может. И симптом – это его попытка помочь самому себе, пусть неправильная и не приносящая желаемый результат, но она зачастую показывает путь, направление нашей работы.
Стоит понимать, что травму, произошедшую в прошлом, нельзя отменить. Она уже случилась. Но можно завершить ее влияние на сегодняшнюю жизнь, разблокировать энергию ресурса и присвоить его. В этом я вижу суть нашей работы. Мы можем сказать, что психотерапия завершена, когда клиент берет мои инструменты для себя, интегрирует те роли (часто родительские), которые я для него несу, становится «сам себе мудрецом», самостоятельным и способным справиться с трудностями без психолога. Как говорит одна моя коллега: «Моя цель – стать тебе не нужной».

О себе. Психолог с 15 летним опытом практики, процессуальный психотерапевт, расстановщик. В психологию я шла через исследования библейских изданий и архетипов Таро, через классическое психологическое образование, тренинги личностного роста, собственный клиентский опыт и постоянное повышение квалификации. На сегодняшний день приоритетные для меня направления – процессуальная психотерапия и системные расстановки. Я работаю с взрослыми людьми, психически здоровыми (в клиническом смысле этого слова).

Чем бы я ни занималась, психологическим консультированием, ведением групп и обучающих семинаров, и какие бы психотерапевтические техники ни использовала, я опираюсь на три важных для меня принципа.

Первый из них – ПРОЦЕССУАЛЬНОСТЬ.

Я не имею намерения привести человека, обратившегося ко мне как к специалисту, к идеальному решению или сделать его совершенным, с моей точки зрения. Я следую за ним, что бы с ним ни случилось, исследую смысл его симптомов и того, что происходит между нами здесь и сейчас.

Второй мой принцип – СИСТЕМНОСТЬ.

Я отношусь к человеку, как к части большего: его семьи, его рода, его культуры – сообществ, к которым он принадлежит. Мы работаем не с отдельным запросом, а со всем его контекстом.

И третий принцип – ИНТЕГРАТИВНОСТЬ.

Я использую все навыки и знания, которыми обладаю, без акцента на каком-либо психологическом направлении или методе, в постоянном поиске наиболее подходящей модели работы с каждым конкретным человеком.

Процессуальность, Системность, Интегративность – первые буквы этих слов удивительно сложились в слог “ПСИ” – душа. Буду рада, если принципы моей работы созвучны вашей душе.

С чем вы можете прийти ко мне? В первую очередь с состоянием – неопределённости, неуверенности, тревоги, тупика, боли, потери… Еще – с убеждениями, которые мешают вам жить. Еще – с поступками, которые вы не хотите больше совершать, или с ситуациями, в которые вы больше не хотите участвовать. Вы можете прийти ко мне с СОБОЙ – с таким, какой вы есть.

Стоимость одной встречи 3500р., продолжительность один час. Есть возможность встречи по скайпу. Длительность психотерапии зависит от проблематики. Обычно мы встречаемся один раз в неделю от трех месяцев до двух лет. Но возможны и краткосрочные форматы – одна-три сессии, направленные на решение вопроса (обычно в методе расстановок и/или процессуально-ориентированного терапии; стоимость 6000р.).

Алена Солодилова.