Смерть: травма, утрата, переход, изменение.

Алина Урникис и Алена Солодилова.
Лаборатория от 05.05.2015

Это абсурд, вранье:
череп, скелет, коса.
«Смерть придет, у нее
будут твои глаза».

И.Бродский.

Смерть очаровывает и пугает. Она переживается как утрата и расставание. Есть те, кто умирают, и те, кто остается жить. Она переживается как граница и переход, процесс необратимого изменения в качестве. Она же необходимый признак живого, стимул и мотив.

На лабораторию, темой которой была заявлена “Смерть”, люди пришли с разными запросами. И “горевание как ресурс”, и “боюсь так, что кажется, что притягиваю”, и в поисках символической смерти, и за тем, чтобы познакомиться и тем самым меньше переживать. Работы получились красивые и очень разные, но некоторые общие тенденции отследить удалось.

Мини-расстановка “Там, за чертой”

«Там где есть я, нет смерти. Там, где есть смерть, нет меня»

Эпикур

Помещение, в котором проводится работа, предварительно размечается с помощью веревки или шарфа на две половины: «живую» и «мертвую».

Расстановка выполняется в парах: клиент и его запрос, выставленный в виде заместителя. Запрос можно назвать (озвучить) заместителю или не называть.

Клиент и запрос встают на сторону живых, после чего запрос отпускается в свободное движение.

Отметим, что если работу одновременно выполняет несколько пар, то в некоторых случаях начинает складываться аутопоэтическая расстановка. То есть заместители запросов разных людей без видимого влияния расстановщика начинают взаимодействовать друг с другом.

Для многих эта работа стала ресурсной и позволила прояснить некоторые ранее неясные отношения с процессом перехода.

Кроме того, во многих работах ощутимо прослеживались “шаманские мотивы”, а вот в родовую динамику, что интересно, не залип практически никто. Возможно, это связано с декларированным желанием хозяйки места “не ворочать мертвецов”. Впрочем, влияние хозяина пространства на проводимую в нем работу нуждается в дополнительном исследовании. Любопытно отметить другое. Для многих запросов весьма соблазнительной стала сама граница. Процесс перехода еще обратит на себя внимание в следующих мини-расстановках.

Мини-расстановка “Что стоит за смертью?”

(автор упражнения Андрей Васильев)

«Память о смерти — лучший способ избежать мыслей о том, что вам есть что терять. Вы уже голый. У вас больше нет причин не идти на зов своего сердца»

Стив Джобс

Выполняется в четверках или в пятерках.

Фигуры: Смерть клиента, Переход и То, что за смертью/Посмертный опыт. Клиент выступает в роли самого себя. Расстановщик и наблюдатели присутствуют опционально.

Важно отметить, что:

  • первые три фигуры стоят на одной линии. Смерть и Переход спиной к спине. В первоначальной конфигурации смерть смотрит на клиента, Переход – на Посмертный опыт.
  • по ходу выполнения упражнения все фигуры, кроме клиентской, не двигаются.
  • клиент можно пройти вдоль линии, задерживаясь в контакте с каждой из фигур столько, сколько сочтет нужным.

После выполнения мы заметили некоторые повторяющиеся из работы в работу тенденции:

  1. Смерть “работает” на жизнь. Практически каждая фигура смерти была подчеркнуто-субъективна (что и следовало ожидать, так как ставили мы не абстракцию, а конкретную смерть конкретного человека). Интересно отметить другое. В ряде случаев фигура Смерти показывала жизненный потенциал. Она присматривала за тем, чтобы живые были по правильную сторону от границы, и выступала не как агрессивная или хищная фигура, а скорее как нейтральная и равнодушная до поры.
  2. Однако стоило клиенту задержаться за порогом, как фигура Смерти переключалась в режим “охоты”. Причем интерес у ранее спокойной и подчеркнуто принадлежащей клиенту смерти начинали вызывать другие участники лаборатории. Получалось, что излишнее активные заигрывания с потусторонним «включают» нашу смерть раньше срока. Живым место по эту сторону, у своей смерти перед глазами.
  3. Человеческие эмоции, например, страх, особого отклика у фигуры Смерти не вызывали, не включали процесс, ни приближали и не отталкивали. Зато самому клиенту эмоции, связанные со смертью, мешали видеть что-либо еще. На шерринге одна из участниц лаборатории сформулировала весьма точно: “Когда ты боишься, ты видишь только глаза смерти”.
  4. Фигура перехода чаще всего выполняла функцию стража границы. Она следила за тем, чтобы эта сторона и та не смешивались, давала или не давала разрешение пройти, подводила итог, реально решала что-то окончательное.
  5. Однако практически никто из участников не уделял должного внимания фигуре Перехода, что не устраивало её, а сторонними наблюдателями считывалось как неверное действие. Так и в обычной жизни у многих людей похоронный ритуал для многих сократился до получения необходимых справок и покупки венка. Подробнее о том, как мы «потеряли смерть» можно прочитать в статье по ссылке (http://www.vz.ru/opinions/2013/4/2/626981.html). В свою очередь отметим, что неупокоенный мертвый часто остается висеть на живом (что мы периодически и встречаем в расстановках). Связь с ним остается актуальной, на ее поддержание уходят силы. Похоронный же обряд – ритуал перехода – позволяет этого избежать. Есть время и действия, специально «зарезервированные» под завершение связи с умершим. И ритуал как техника концентрации на процессе в данном случае работает весьма успешно.
  6. Фигура Посмертного опыта у большинства участников лаборатории вызываланейтральные чувства «нездешности», потусторонности, отвлеченности. А для некоторых была притягательна сразу, еще до прохождения контакта с фигурами Смерти и Перехода.

Расстановка “Шаг за порог”

«Только утвердившийся в своем рождении может утвердиться в своей смерти. Ужас смерти – это ужас умирания с непрожитой жизнью в своем теле»

Норман Браун

Эту форму проведения расстановочной работы мы отметим особо. Сначала методологию, потом некоторые наблюдения по трем конкретным работам. На наш взгляд, описанный ниже метод, позволяет поднимать очень глубокий материал и делать это красиво, но необходимы дополнительные исследования.

Расстановка выполняется в группе. Есть две фигуры: клиент в роли самого себя и “То, что нужно отпустить клиенту”. Эту фигуру выставляет расстановщик. Клиент и заместитель свободны в своем движении, но заранее (до начала расстановки) оговорено, что фигура “Того, что нужно отпустить” рано или поздно выйдет за порог комнаты и закроет за собой дверь. После этого клиент какое-то время остается один со своими чувствами. И кто-то из группы (один или несколько человек), следуя большему движению может выйти в круг к клиенту как новое или как ресурс. После этого расстановка закрывается.

Такая работа становится целительной для всех: и для того, кто отпускает; и для того, кто знает, что должен уйти. Наши наблюдения:

  • Отсутствие контакта держит капитально. Нельзя отпустить то, на что ты не готов смотреть и связь с чем не хочешь признавать. Во всяком случае, в данном формате работе. Причем это отсутствие контакта между клиентом и тем, что должно уйти, серьезно “подъедает группу”. Непроявленное забирает энергию там, где может ее найти, и не дает с собой работать, так как остается непроявленным.
  • С тем, кто отпускает первым, остается сила. Это видно впоследствии, по фигурам, которые выйдут в круг после того, как закрыта дверь. Если клиент первым проходит точку невозврата, первым прекращает контакт, то у него остается больше ресурса для начала нового. Если же клиент цепляется за отжившую связь, то она остается и когда фигура выходит за дверь. И туда продолжают уходить силы.
  • В этом случае стабилизирует и дает точку опоры нечеловеческое. Такой процесс мы наблюдали в реальной работе. Если клиенту «в силе» преимущественно люди дают людское (например, ресурсы из семейной системы), то к клиенту «в минусе» приходит нечеловеческое (людское было бы потрачено на прокорм полумертвой связи), участники круга приносят шаманские ресурсы. Впрочем, следует отметить, что часть участников лаборатории – шаманствующие практики. Так что возникает закономерный вопрос: проявилось бы нечеловеское столь ярко в менее подготовленной группе?

***

С расстановками никогда не знаешь, где тебе повезет. И так лаборатория, которая задумывалась про смерть, стала лабораторией о бессмертии, ресурсе и умении отпускать. Были сделаны красивые работы на переход из одного качества в другое, про символическую смерть и границу. Мы чуть больше узнали о том, что дает силу, а что ее забирает. Как показала лабораторные работы, когда мы имеем дело со смертью, чаще всего мы имеем дело со своими эмоциями на ее счет – страхом, злостью, уважением. Саму фигуру смерти это не затрагивает. Её власть абсолютна – когда настанет время – а пока…

“Я тыщу планов отложу
На завтра. Ничего не поздно.
Мой гроб еще шумит в лесу.
Он — дерево,
Он нянчит гнезда”.
Франтишек Грубин.
Текст предназначен для расстановщиков и помогающих практиков.