Уйти нельзя остаться. Лояльность системе.

Авторы: Алина Урникис, Алена Солодилова.

Лаборатория 17.02.2015г.

“Дверь отперта. Переступи порог.
Мой дом открыт навстречу всех дорог.”
Максимилиан Волошин

Люди внутренне лояльны группе, которой они принадлежат. Лояльность системе, будь то семейной или корпоративной, стоит дорого. И дело даже не в деньгах, которые мы отдаем на нужды старших или выделяем зависимым младшим. Вопрос в нашей личной энергии, которая тратится на системные нужды, и проявлении индивидуальности, от которого приходится отказаться, соблюдая кажущуюся принадлежность.

“Да, дорогая бабушка, я не буду выходить замуж, чтобы быть как ты. А ты не стала выходить замуж, чтобы быть как прапрабабушка…” Системное переплетение, повторяющееся из поколения в поколение, становится системным правилом. Эта часть системной лояльности связана с болью, и просится в работу, просится быть хоть как-то прожитой – и поэтому очевидна. Младшие “подбирают хвосты” за старшими и по этим хвостам идентифицируют себя принадлежащими к роду. Но, может быть, помимо лояльности травмы, есть что-то еще? Семейные или системные ресурсы, к которым мы имеем доступ “просто” по факту принадлежности к системе.

Как влияет разрыв лояльности на систему в целом? Если я больше не принадлежу семье по пункту “у меня такая же боль, как и у вас”, то будет ли эта принадлежность у моей дочери? А если в частном случае переплетение было разорвано, например, шаманским способом (опыт не был прожит, а клиент с помощью шамана вынес себя за скобки семейного уравнения), то кто будет делать эту системную работу вместо него? Так чего же стоит лояльность системе?

На этой лаборатории мы исследовали системные лояльности, обращаясь в первую очередь к семейной системе. Изначально мы размышляли над следующими гипотезами.

  1. Существуют лояльности разной глубины. «Одноразовая» лояльность – непрожитая энергия двух членов рода, от старшего к младшему, которая, будучи расплетенной, уже не действует на следующие поколения. И “системное правило”, когда энергию не смогли прожить несколько поколений, и не проживать ее стало традицией.
  2. Существует лояльность «по боли» и лояльность «по ресурсу». Возможно расплетая переплетение «по боли», мы теряем доступ к ресурсу. Или наоборот: переключи фокус, сыграй ту же мелодию, но в другой тональности, – и можно смело брать системный ресурс. Например, если клиент находится в переплетении со своей теткой, и знает о ней, что она была пьяницей и картины писала. Возможно, не обязательно пить, следуя лояльности. Можно писать картины.
  3. Страшное проклятье “из рода прогоним” – что это? Как это – не принадлежать, и на какой движок тогда опираться?

Первая часть

В начале лаборатории мы решили исследовать, как может выглядеть принадлежность человека системе. Для этого использовалось фокусная мини-расстановка “Степень принадлежности”, ход работы будет описан ниже. Интересно, что при всей своей простоте реализации, она показывает глубокую динамику и тонкий, очень важный для клиента процесс.

Работа выполняется в тройках (клиент, расстановщик, заместитель).

Ход выполнения:

  1. Выделяем часть пола с помощью пенки или веревки. Это пространство будет символизировать родовое пространство клиента, его род (или систему).
  2. Клиент (или расстановщик) с помощью заместителя ставит “себя по отношению к родовой системе”.
  3. Идет процесс расстановки.
  4. Расстановка закрывается.

На что полезно обратить внимание расстановщику для облегчения атрибуции:

  • движение энергии (“изнутри наружу”, “снаружи внутрь”, “маятник”, “сон” и т.д.)
  • геометрия расстановки:
    • расположение тела заместителя относительно ограниченного пространства. Он стоит на пенке? Или лежит на ней? Или касается лишь кончиками пальцев?
    • расположение расстановки относительно расстановщика.
      Кроме того, эта мини-расстановка может показать актуальные варианты взаимодействия человека с родом. По ходу лаборатории мы выделяем 3 возможных типа, но этим не ограничиваемся:

      1. “Переплетение”. Какой-то конкретный непрожитый опыт не дает взглянуть на принадлежность клиента к роду. И это может быть как “просто” переплетение, так и энергетическая воронка. И в этом случае вместо ощущения тепла и принадлежности “бездна голодных глаз”. Или решается расстановкой, или с уважением закрывается.
      2. “Функция”. Актуальные вопросы с переплетениями у клиента решены (или решаются), и не пытаются попасться на глаза расстановщику при первой же удобной возможности. В этом случае мы можем увидеть функцию, которую человек исполняет в семейной системе. “Чистит”, “приносит новое”, “завершает начатое” – верные слова отзовутся в клиенте.
      3. “Большие фигуры”. Заместитель уходит в архетип или иную фигуру нечеловеческого порядка. Она тоже выполняет по отношению к роду некую функцию, и все бы хорошо, но. От хорошей жизни в боги не идут. Скорее всего, непрожитый опыт слишком болезненный для клиента (или для группы, или для человека вообще), а работу делать надо. Видимо, это одна из форм выхода из родовой системы.
      4. “Комфортное место”. Как показала лаборатория, актуальная принадлежность к роду может выражаться не только через боль или системную работу. И в этом случае место младшего в роду, как у ребенка в колыбели под присмотром любящих взрослых. То ли так может выглядеть не прерванный поток любви, то ли “передышка” перед боем.

Вторая часть

Представим, что в человеке есть часть, которая хочет принадлежать семье (системе), которая хочет перепроживать опыт системы, кормить систему своей жизнью. Еще есть часть, которая хочет сепарироваться от системного опыта, проживая свою жизнь, свой опыт. Та самая часть, которая готова лапу себе отгрызть, лишь бы выбраться из капкана. К слову, иногда в капкане семейной лояльности и обстоятельств остаются и куда более ценные части. И третья часть – фокус внимания, направленный на изменение и выбор. Эта третья часть может находиться во включенном или выключенном состоянии в зависимости от наличия ресурса.

Представим также, что степень доступа к каждой из этих трех частей у человека может быть разной, а “у руля” они стоят по очереди.

Когда мы попадаем в ситуацию “уйти нельзя остаться” мы сталкиваемся с ними буквально нос к носу – одна наша часть хочет принадлежать системе в ущерб своей собственной жизни и личного выбора, использовать откормленные родственниками силы и ресурсы. А другая говорит: “Спасибо, достаточно, а где здесь выход?” Фокус при этом мучительно выбирает, кому бы отдать предпочтение. Примерами таких ситуаций могут быть вопросы: «иметь или не иметь детей», «быть в браке или остаться свободным», «заниматься родительским делом или искать свое», и тому подобные.

Это можно расставить и посмотреть, выставив “уйти”, “остаться” и сам клиент, как фокус внимания (в позиции наблюдателя в начале расстановки и, при желании, в активной разрешающей позиции в завершении расстановки).

Тогда мы увидим, что:

  • это две стороны одной истории, разделенные лишь в голове клиента. Нет выбора “уйти” или “остаться”, есть единый процесс, и тогда мы работаем на его разрешение. Например, этот конфликт может выражаться в том, что ребенок при разводе родителей перенимает чувства одного из них и не может любить их обоих одновременно.
  • одна из альтернатив явно в переплетении, а другая “мерцает” (в дальнейшем она может или уйти вовсе, или стать ресурсом для решения). Например, фигура «остаться» превращается в бывшего мужа, который отпускает и говорит: «Это мое, а у тебя своя жизнь».
  • мы имеем дело с “обычной” ситуацией выбора из двух альтернатив. Например, уйти на новую работу или остаться на прежней. При условии, что «работа» всю расстановку стоит именно «работой» и ни в кого не превращается. Тогда фокус ищет лучшее место для него.

Стоит заметить, что сознательного усилия, чтобы действительно “уйти” или “остаться”, недостаточно. Лояльность закрывается не волей (или те люди, кто на такое способен, не ходят на расстановки), а завершенным процессом, движимым большим, чем личная воля каждого из нас или сила отдельной семейной системы.

Текст предназначен для расстановщиков и иных помогающих практиков.

(с) Алина Урникис, Алена Солодилова.