Юнг и Таро. Студенческий реферат

Санкт-Петербург, 2003
Университет педагогического мастерства
Психологический факультет

Бессознательное и его обитатели

Реферат студентки 1 курса Солодиловой Е.Н. Преподаватель: Братченко С.Л.

Монолог лирического героя 3
Воззрения К.Г. Юнга 4
Структура личности 4
Архетипы 5
Некоторые наиболее важные архетипы 8
Архетипы коллективного бессознательного и Арканы Таро 10
Персона и тень в Таро 11
Анима и анимус в Таро 12
Самость в Таро 13
Вместо заключения 15
Использованная литература 16

Монолог лирического героя.

«Лирический герой – та часть личности автора,
на которую возлагается ответственность
за написание данного текста».

И. Юганов «Телеги и гномы», – М., 1994. – С. 69.

Я люблю узнавать себя в мире, как в зеркале, – наблюдая за людьми, читая книги, слушая истории о чьи-то судьбах и мыслях. И каждый раз, поймав это новое отражение, я переживаю почти мистический трепет от чудесно возникшей близости. Юнг – еще одно мое узнавание. Поэтому и отношение к нему возвышенное. И как религиозный фанатик находит во всем подтверждения избранному учению, так я встречаю во всем архетипы. Эта игра – поиск совпадений – забавляет меня. Так же и карты Таро.

Первая часть работы полностью составлена из цитат К.Г. Юнга и Л. Хьелл, Д. Зиглер. Вторая часть – авторская, результат моего поиска, моей игры. Я чувствую себя Танцующем Богом среди зеркал.

Воззрения К.Г Юнга.

«Созерцание полезных ископаемых в недрах собственного сознания
– занятие приятное и необременительное. Их извлечение
– тяжелый и неблагодарный труд: инсайты и сны,
так же как и золото, имеют преимущественно
условную ценность».

И. Юганов «Телеги и гномы» М.,1994. – С.5.

Структура личности

Юнг утверждал, что душа (в теории Юнга термин, аналогичный личности) состоит из трех отдельных, но взаимодействующих структур: эго, личного бессознательного и коллективного бессознательного [Jung, 1931 / 1969].

Эго является центром сферы сознания. Оно представляет собой компонент psyche, включающий в себя все те мысли, чувства, воспоминания и ощущения, благодаря которым мы чувствуем свою целостность, постоянство и воспринимаем себя людьми. Эго служит основой нашего самосознания, и благодаря ему мы способны видеть результаты своей обычной сознательной деятельности.

Личное бессознательное вмещает в себя конфликты и воспоминания, которые когда-то осознавались, но теперь подавлены или забыты. В него входят и те чувственные впечатления, которым недостает яркости для того, чтобы быть отмеченными в сознании. Такими образом, юнговская концепция личного бессознательного в чем-то похожа на таковую у Фрейда. Однако Юнг пошел дальше Фрейда, сделав упор на том, что личное бессознательное содержит в себе комплексы, или скопления эмоционально заряженных мыслей, чувств и воспоминаний, вынесенных индивидуумом из его прошлого личного опыта или из родового, наследственного опыта [Jung, 1921 / 1973]. Согласно представлениям Юнга, эти комплексы, скомпонованные вокруг самых обычных тем, могут оказывать достаточно сильное влияние на поведение индивидуума. Например, человек с комплексом власти может расходовать значительное количество психической энергии на деятельность, прямо или символически связанную с темой власти. То же самое может быть верным и в отношении человека, находящегося под сильным влиянием матери, отца или под властью денег, секса или какой-нибудь другой разновидности комплексов. Однажды сформировавшись, комплекс начинает влиять на поведение человека и его мироощущение. Юнг утверждал, что материал личного бессознательного у каждого из нас уникален и, как привило, доступен для осознания. В результате компоненты комплекса или даже весь комплекс могут осознаваться и оказывать чрезмерно сильное влияние на жизнь индивидуума.

И наконец, Юнг высказал мысль о существовании более глубокого слоя в структуре личности, который он назвал коллективным бессознательным [Jung, 1936 / 1969]. «Итак, мой тезис гласит, – говорил он. – в отличии от природы сознательной психики, существует какая-то вторая психическая система, по характеру своему коллективная, не личностная, – и это наряду с нашим сознанием, которое со своей стороны по природе сплошь личностно, и которое мы только и считаем за психику (сведущую в чем-либо), даже когда присовокупляем в качестве довеска личное бессознательное». Юнг считал, что «коллективное бессознательное есть часть психики, которую можно отделить от личного бессознательного только негативно, как нечто, что не обязано своим существованием личному опыту и поэтому не является личным приобретением. (…) Содержания коллективного бессознательного никогда не были в сознании и никогда, таким образом, не были приобретены индивидуально, но обязаны своим бытием исключительно унаследованию.»Коллективное бессознательное представляет собой хранилище латентных следов памяти человечества и даже наших человекообразных предков. В нем отражены мысли и чувства, общие для всех человеческих существ и являющиеся результатом нашего общего эмоционального прошлого. Как говорил сам Юнг, «в коллективном бессознательном содержится все духовное наследие человеческой эволюции, возродившееся в структуре мозга каждого индивидуума» [Campbell, 1971]. Таким образом, содержание коллективного бессознательного складывается благодаря наследственности и одинаково для всего человечества. Важно отметить, что концепция коллективного бессознательного была основной причиной расхождений между Юнгом и Фрейдом.

Архетипы.

Юнг высказал гипотезу о том, что коллективное бессознательное состоит из мощных первичных психических образов, так называемых архетипов (буквально, «первичных моделей»)[1] [Jung, 1968]. «Понятие архетипа, составляющее необходимый коррелят к идее коллективного бессознательного, указывает на то, что в психике существуют в наличности определенные формы, которые распространены вездесущно и повсюду. Мифологическое исследование называет их мотивом, в психологии примитивов они соответствуют понятию «represntations collectives», введенному Леви Брюлем, в области сравнительного религоведенья они были определены Юбером и Моссом как «категория имагинации». Адольф Бастиан уже давным-давно охарактеризовал их как «элементарные мысли» или «прамысли». Из этих отсылок, конечно же, ясно следует, – говорит Юнг. – что мое представление об архетипе – дословно, о некой пресуществующей форме – не является исключительно моим понятием, но признано и известно так же в других областях науки.» Упоминая воззрения Фрейда и Адлера, Юнг отмечал, что инстинкты «составляют совершенно точную аналогию архетипам, и настолько точную, что имеются все основания предположить: архетипы суть бессознательные отображения самих инстинктов, они представляют собой модель и образец инстинктивного поведения».

Архетипы – врожденные идеи или воспоминания, которые предрасполагают людей воспринимать, переживать и реагировать на события определенным образом. В действительности, это не воспоминания или образы как таковые, а скорее, именно предрасполагающие факторы, под влиянием которых люди реализуют в своем поведении универсальные модели восприятия, мышления и действия в ответ на какой-либо объект или событие. Врожденной здесь является именно тенденция реагировать эмоционально, когнитивно и поведенчески на конкретные ситуации – например, при неожиданном столкновении с родителями, любимым человеком, незнакомцем, со змеей или смертью.

В ряду множества архетипов, описанных Юнгом, стоят мать, ребенок, герой, мудрец, божество Солнца, плут, Бог и смерть (табл. 4-2).

Таблица 4-2. Примеры архетипов, описанных Юнгом

Архетип Определение Символы
Анима Бессознательная женская сторона личности мужчины Женщина, Дева Мария, Мона Лиза
Анимус Бессознательная мужская сторона личности женщины Мужчина, Иисус Христос, Дон Жуан
Персона Социальная роль человека, проистекающая из общественных ожиданий и обучения в раннем возрасте Маска
Тень Бессознательная противоположность того, что индивид настойчиво утверждает в сознании Сатана, Гитлер, Хусейн
Самость Воплощение целостности и гармонии, регулирующий центр личности Мандала
Мудрец Персонификация жизненной мудрости и зрелости Пророк
Бог Конечная реализация психической реальности, спроецированной на внешний мир Солнечное око

Юнг полагал, что каждый архетип связан с тенденцией выражать определенного типа чувства и мысли в отношении соответствующего объекта или ситуации. Например, в восприятии ребенком своей матери присутствуют аспекты ее актуальных характеристик, окрашенные неосознаваемыми представлениями о таких архетипических материнских атрибутах, как воспитание, плодородие и зависимость. «Существует столь же много архетипов, – говорил Юнг, – сколько и типичных жизненных ситуаций. Бесконечное повторение отпечатало этот опыт в психической конституции, но не в форме образов, которые были бы заполнены каким-то содержанием, но чуть ли не в виде форм без содержания, которые представляют только лишь возможность определенного типа воззрений и поступков. Если в жизни нечто случится, что соответствует архетипу, то он активизируется, и наступает неодолимое понуждение, которое, наподобие инстинктивной рефлексии, берет верх вопреки рассудку и воле или же вызывает конфликт, который разрастается до чего-то патологического, т.е. невроза.(…)В той мере, в какой невроз является сугубо приватным делом, т.е. если его корни лежат только лишь в личных причинах, архетип не играет вообще никакой роли. Когда же невроз становится вопросом всеобщей неприспособленности или какого-нибудь иного ущербного состояния, которое вызывает достаточно большое число индивидуальных неврозов, мы должны допустить присутствие архетипа. Т.к. неврозы, если они имеются у большинства людей, суть не только приватные обстоятельства, но уже социальные явления, то тут мы должны допустить наличие архетипов: архетип переживается в том виде, который соответствует ситуации и в результате – в действие вступают именно те взрывные, а потому и столь опасные силы влечения, которые скрыты в архетипе, часто это приносит непредвиденные плоды. Да, нет такого зла, которому бы человек не предался всей душой, находясь под властью архетипа».

Далее, Юнг предполагал, что архетипические образы и идеи часто отражаются в сновидениях, а также нередко встречаются в культуре в виде символов, используемых в живописи, литературе и религии. В особенности он подчеркивал, что символы, характерные для разных культур, часто обнаруживают поразительное сходство, потому что они восходят к общим для всего человечества архетипам. Например, во многих культурах ему встречались изображения мандалы, являющиеся символическими воплощениями единства и целостности «Я». Юнг считал, что понимание архетипических символов помогает ему в анализе сновидений пациента. Другим обширным источником он считал активную имагинацию («серия фантазий, которая является явью в результате намеренной концентрации»), бредовые идеи душевнобольных, фантазии в состоянии транса. Юнг говорил, что «такого материала может быть получено сколько хочешь, однако он ничего не стоит, если не удается раскопать и разыскать убедительные исторические параллели (…), необходимо знать функциональное значение индивидуального символа и затем догадаться, принадлежит ли мифологический символ, кажущийся параллельным, к обстоятельствам того же рода и имеет ли вследствие этого то же самое функциональное значение.»

Некоторые наиболее важные архетипы.

Количество архетипов в коллективном бессознательном может быть неограниченным. Однако особое внимание в теоретической системе Юнга уделяется персоне, аниме и анимусу, тени и самости.

Персона (от латинского слова «persona», обозначающего «маска») – это наше публичное лицо, то есть то, как мы проявляем себя в отношениях с другими людьми. Персона обозначает множество ролей, которые мы проигрываем в соответствии с социальными требованиями. В понимании Юнга, персона служит цели производить впечатление на других или утаивать от других свою истинную сущность. Персона как архетип необходима нам, чтобы ладить с другими людьми в повседневной жизни. Однако Юнг предупреждал о том, что если этот архетип приобретает слишком большое значение, то человек может стать неглубоким, поверхностным, сведенным до одной только роли и отчужденным от истинного эмоционального опыта.

В противоположность той роли, которую выполняет в нашем приспособлении к окружающему миру персона, архетип тень представляет подавленную темную, дурную и животную сторону личности. Тень содержит наши социально неприемлемые сексуальные и агрессивные импульсы, аморальные мысли и страсти. Но у тени имеются и положительные свойства. Юнг рассматривал тень как источник жизненной силы, спонтанности и творческого начала в жизни индивидуума. Согласно Юнгу, функция эго состоит в том, чтобы направлять в нужное русло энергию тени, обуздывать пагубную сторону нашей натуры до такой степени, чтобы мы могли жить в гармонии с другими, но в то же время открыто выражать свои импульсы и наслаждаться здоровой и творческой жизнью.

В архетипах анимы и анимуса находит выражение признание Юнгом врожденной андрогинной природы людей. Анима представляет внутренний образ женщины в мужчине, его бессознательную женскую сторону, в то время как анимус – внутренний образ мужчины в женщине, ее бессознательная мужская сторона. Эти архетипы основаны, по крайней мере частично, на том биологическом факте, что в организме мужчин и женщин вырабатываются и мужские, и женские гормоны. Этот архетип, как считал Юнг, эволюционировал на протяжении многих веков в коллективном бессознательном как результат опыта взаимодействия с противоположным полом. Многие мужчины, по крайней мере до некоторой степени, «феминизировались» в результате многолетней совместной жизни с женщинами, а для женщин является верным обратное. Юнг настаивал на том, что анима и анимус, как и все другие архетипы, должны быть выражены гармонично, не нарушая общего баланса, чтобы не тормозилось развитие личности в направлении самореализации. Иными словами, мужчина должен выражать свои феминные качества наряду с маскулинными, а женщина должна проявлять свои маскулинные качества, так же как и феминные. Если же эти необходимые атрибуты остаются неразвитыми, результатом явится односторонний рост и функционирование личности.

Самость – наиболее важные архетип в теории Юнга. Самость представляет собой сердцевину личности, вокруг которой организованы и объединены все другие элементы. Когда достигнута интеграция всех аспектов души, человек ощущает единство, гармонию и целостность. Таким образом, в понимании Юнга развитие самости – это главная цель человеческой жизни.

Основным символом архетипа самости является мандала и ее многочисленные разновидности (абстрактный круг, нимб святого, окно-розетка). По Юнгу, целостность и единство «Я», символически выраженные в завершенности фигур вроде мандалы, можно обнаружить в снах, фантазиях, мифах, в религиозном и мистическом опыте. Юнг полагал, что религия является великой силой, содействующей стремлению души к целостности и полноте. В то же время, гармонизация всех частей души – сложный процесс. Истинной уравновешенности личностных структур, как считал он, достичь невозможно, по меньшей мере, к этому можно прийти не ранее среднего возраста. Более того, архетип самости не реализуется до тех пор, пока не наступит интеграция и гармония всех аспектов души, сознательных и бессознательных. Поэтому достижение зрелого «Я» требует постоянства, настойчивости, интеллекта и большого жизненного опыта.

Архетипы коллективного бессознательного и Арканы Таро.

Экзотерическая справка.
Согласно легенде, карты Таро пришли в Европу из Египта. Традиционная колода состоит из 78 карт – Арканов (от лат. «таинство»). 22 Старших Аркана – это отправные точки восприятия мира, 16 фигурных Аркана – психотипы социального поведения, 40 номерных Арканов – ситуационные. Здесь речь пойдет о Старших Арканах.

«Подумай, насколько волна предвиденья предсказывает
грядущее и насколько пророк лепит будущее в соответствии
с пророчеством? Видит ли пророк будущее или же на самом
деле он просто видит слабое место, дефект, щель в будущем,
которое можно расширить, разбить словом или решением, как
резчик алмазов разбивает драгоценный камень ударом ножа?»

Фрэнк Херберт «Дюна», – М., 1992.

Эту главу стоит начать с того, что заявленная тема глубоко и подробно исследована западными школами арканалогии. Замечательные труды Hamaker-ZondagK. Tarotasawayoflife: aJngianapproachtothetarot (голландская школа), NikolsS. JungandTarot: anarchetypaljourney(американская школа) и многие другие не переведены полностью на русский язык, а поскольку языковой барьер является существенным для автора данной работы, то я разрешаю себе изложить собственные взгляды по этому вопросу, не опираясь на авторитетные образцы.

Психологический подход к картам Таро базируется на двух принципах. Во-первых, Таро, как и любая другая мантическая система (будь то руны, И-цзын или гадание на бобах), действует по принципу синхронии. Синхрония, согласно Юнгу, – одновременное наступление событий психического и реального плана, резонанс между психикой и внешним миром, т.е., в работе с Таро, как бы случайное стечение обстоятельств, когда нужная информация приходит сама собой. Исследуя синхронию, Юнг убедился, что она не зависит от расстояния, и что временная последовательность в ней может меняться на обратную (может появиться как «предчувствие» событий, так и «послечувствие»). Наши нидерландские коллеги отмечают, «Таро – это книга, состоящая из разрозненных листов, что очень важно. В переплетенной книге порядок листов фиксирован. В колоде Таро этот порядок каждый раз разный, потому что карты перемешиваются. Нефиксированный порядок позволяет Арканом Таро постоянно быть в резонансе с мирозданием. (…) Каждый раз, когда колоду мешают и снимают, последовательность карт в ней синхронизируется с существующей ситуацией. (…) Каждый раз, когда мы обращаемся к колоде Таро, она синхронизируется с тем психическим состоянием, в котором находится вопрошающий, «отражая» его».

Правды ради следует добавить, что, несмотря на широкие обсуждения вопроса о возможности определения закономерности синхронических событий, которая сделала бы их предсказуемыми, такую закономерность не вывели, и Юнг пришел к выводу о невозможности такого прогнозирования.

Второй принцип говорит о синонимичности понятий Аркана и архетипа. И т.к. Таро состоит из Арканов, а коллективное бессознательное из архетипов, то отсюда следует, что система Таро эквивалентна коллективному бессознательному, колода Таро является его символическим отображением в рисунках. Перефразируя Юнга, можно сказать, что «если в жизни нечто случится, что соответствует архетипу, то он активизируется», и вопрошающий выберет из колоды карт соответствующие Арканы.

В этой работе я остановлюсь на тех Арканах, значения которых можно сравнить с понятиями Юнга о персоне и тени, аниме и анимусе, самости. Хотя такое сравнение – порой неоднозначное и противоречивое – не дает мне оснований жестко соотнести между собой психологические воззрения Юнга и систему Таро, отождествить одно с другим.

Персона и тень в Таро.

С понятием персоны, публичного лица более всех связан, на мой взгляд, Аркан Мага. Основное его значение – активная позиция, использование доступных ему инструментов (ролей, черт характера, свойств личности) адекватно возникающим жизненным ситуациям. Ключевые слова здесь – личность, самооценка, ментальное программирование своих действий. Так же Маг – это познание себя и мира, как логический переход от известного к неизвестному; и это творчество, как генерирование идей без стеснения рамками реальности и чувством ответственности.

С образом Мага связан Аркан Шута, о котором подробнее речь пойдет далее. Здесь только скажу, что Шут находится в единстве с миром, а Маг – тоже фокусник и трюкач – отделяется от мира своим «Я», делит пространство на «Я» и «Ты», на «мое» и «чужое». Отсюда, на мой взгляд, его желание самовыражаться, искать себя, реализовывать себя в мире. Таков путь эволюции, путь личностного роста.

Обратной стороной Мага является Аркан Дьявола. У них одна общая способность к манипуляции, к воздействию. Только у Дьявола она социально не приемлема, аморальна, связана с сексом, агрессией, властолюбием. В тени Дьявола персона Мага находит оправдания своей несвободе, зависимости от влияния обстоятельств, других людей, собственных слабостей. И так же как юнговское понятие тени, Аркан Дьявола отвечает за магнетизм, огромный потенциал жизненной энергии, творчество.

Анима и анимус в Таро.

С понятиями анимы и анимуса в Таро я связываю Мага и Жрицу. Маг отвечает за созидание, инициативу, активность, сознание; Жрица – за принятие, восприимчивость, пассивность, интуицию. Они представляют собой две части человеческой души – мужскую и женскую, а так же небесных Прародителей. На мой взгляд, Аркан Мага сочетает два архетипа – персоны и анимуса. Предположу, что в более ранних вариантах трактовки карт Таро значение персоны брал на себя Шут, который символизировал набор масок и ролей, вводящих в заблуждение. Со временем толкование карты Шута существенно изменилось, и это внесло путаницу в современную теорию Арканов.

В Таро существует еще одна пара Арканов. Это Император и Императрица. Император олицетворяет власть, контроль, порядок, долг, защиту, цивилизацию; а Императрица – красоту, прирост, креативность, любовь, заботу, природу. Это образы отца и матери. Любопытно, что Юнг говорит о «мотиве двух матерей», который в разных вариантах встречается в мифологии и религии: «Я мог бы в качестве примера упомянуть мотив двойного происхождения, т.е. мотив происхождения от человека и от божественных родителей». Такова история Геракла, «дважды рожденного» фараона в Древнем Египте, Христа и христиан, второй раз рождающихся при крещении. Этот мотив я вижу и в картах Таро, в Арканах Мага и Жрицы, Императора и Императрицы.

Самость в Таро.

Мнения известных мне исследователей Таро[2] сходятся на том, что с архетипом самости связан Аркан Шута. В современном Таро это нулевой Аркан, он же открывает колоду. Шут – это зарождение космоса и человека, первичный хаос, начало всех начал. Изображенный на рисунке юноша поет песни, и каждая последующая карта – одна из песен Шута. В этом смысле Таро – колода одного Аркана. Юнг считал, что среди различных архетипов существует один, который содержит в себе все остальные и ими управляет; это архетип самости. (…) То, что мы научно называем случаем, есть действие Бога или одного из богов. Действительно, Шут в Таро – Бог-случай, руководящая сила души, ее цельная и первозданная часть, сочетание спонтанности и мудрости, безумия и гениальности.

Однако если рассматривать развитие самости как главную цель человеческой жизни, то в Таро этому качеству соответствует Аркан Мира. Я уже упомянула, что нулевой Аркан Шута открывает колоду; первый Аркан Мага связан с самопознанием личности («Я есть…»); в последнем – 21-ом – Аркане «Мир» происходит самореализация, круг Таро замыкается («Познать себя – значит понять, что я не могу быть никем, кроме себя»). В Аркане Мира душа обретает целостность, утраченную в начале пути. Реализуясь, выполняя свое предназначение, она восстанавливает единую картину мира.

В этом примере взаимосвязи Арканов я вижу иллюстрацию к идее Марии-Луизы фон Франц о том, что все архетипы влияют друг на друга (…), поэтому вполне целесообразно использовать идею поля применительно к коллективному бессознательному. Тогда можно сказать, что бессознательное – это поле, в котором активизированные точки являются архетипами, между которыми можно установить взаимосвязь. Структура этого поля – не случайный паттерн архетипов, они объединены и упорядочены самостью.

На Аркане «Мир» изображена мандала. В своей работе по синхронии Юнг говорил о неизбежном существовании единой реальности для физической и психической областей. Он назвал ее unusmundus – единый мир. Юнг считал, что внутренним психическим эквивалентом единого мира является мандала.

Этот же символ есть на другом Аркане – «Колесо Фортуны». Его значение – вмешательство судьбы, умение чувствовать качество момента, оказаться в нужном месте и в нужное время, т.е. быть здесь и сейчас, в центре колеса, в отверстии покоя, в точке «нигде». Мария-Луиза фон Франц пишет об этом: «Можно себе представить, что коллективное бессознательное является вечным порядком, а личное бессознательное и личное сознание ограничены временем, а связь между ними осуществляется через указанное отверстие. Юнг интерпретирует это окно как опыт Самости. Он говорит, что опыт Самости обещает спасение, возможность освободится от власти тенденциозного образа мироздания.

Дело в том, что действительность реальна настолько, насколько мы ее осознаем. Следовательно, именно сознание показывает нам образ реальности, в которой мы перемещаемся во времени; реальность – тюрьма. Отверстие, олицетворяющее опыт Самости, пробивает брешь в тюремной стене осознанной реальности и тем самым освобождает нас от власти односторонней концепции. (…) Если человек, лишенный иллюзий, погружается в себя, он подходит к центральному отверстию, в котором происходит созидание».

Вместо заключения.

«Когда засыпаешь, мысли, как ручные рыбы, сами просятся
в руки. Но в этот момент трудно бывает всплыть и
вытащить добычу на берег».

И. Юганов «Телеги и гномы», – М., 1994. – С. 22.

«Человеческие жизни, как крупинки соли, падают в разогретую
кастрюлю неподвижного времени, с тем, что бы когда-нибудь
в уже остывшей и перенасыщенной солью вечности вернуться к
прежнему состоянию в виде единого кристалла».

И. Юганов «Телеги и гномы», – М., 1994. – С. 114.

Использованная литература

Юганов И. Телеги и гномы. – М., 1994.

Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. – СПб.: Изд-во «Питер» – 2000. – С. 199–203.

Юнг К.Г. Понятие коллективного бессознательного: Доклад, прочитанный в обществе Абернети (Лондон) 19.10.1936г. // Зарубежный психоанализ: Хрестоматия. – СПб: Изд-во «Питер» – 2001. – С. 211-224.

Доктерс-ван-Леувен О. и Р. Восстановленное Таро: (теория – история – практика). – М.: КСП+, 2001. – С. 16-26.

Мария-Луиза фон Франс Прорицание и синхрония: Психология значимого случая. – СПб: Б.С.К., 1998. – С. 45, 59, 91, 93, 100-101.


[1] Архетип (греч. αρχετυπον от «αρχη» – «начало» и «τυπος» – «образ») – в позднеантичной философии (Филон Александрийский и др.) прообраз, идей. (Прим. ред.)

[2] См. имена в начале главы.